5 вещей, которые нужно помнить, когда тебе поставили диагноз

Я расскажу о пяти вещах, которые необходимо помнить после постановки диагноза. Я верю, что знание — сила, и я надеюсь, что, используя это знание, вы будете лучше поддерживать себя, когда это случится с вами. 1. Диагноз — это мнение врача с точки зрения медицины

“Я знаю, что все ваши предыдущие врачи диагностировали у вас биполярное расстройство”, сказал мой психиатр, “я это учитываю. Но мне кажется, что у вас его нет”.

Примерно здесь мне захотелось взять свой рюкзак и выйти за дверь. Сама идея о том, что все эти годы у меня был неверный диагноз, ввела меня в состояние ужаса. Если я не биполярна, то что со мной?
Этот диагноз был центром моего понимания своей ментальной болезни, меня самой как адвоката, как писателя, — и из-под меня будто выдернули коврик.

Вы не можете осуждать меня за то, что мне хотелось сбежать оттуда со всех ног. Но так вышло, что мне стало понятно, после нескольких последующих встреч, к чему именно вёл терапевт.

А именно: когда мы рассмотрели подробнее историю моей травмы, симптоматику и наблюдения, сделанные моим терапевтом, мы открыли новый “язык” для описания моей борьбы: пограничное расстройство личности, обсессивно-компульсивное расстройство, комплексное посттравматическое расстройство личности и синдром дефицита внимания.

Ни одно из них за мои семь лет, полных беглых назначений психиатров и бегства от безразличных терапевтов, не было у меня диагностировано — и ни одно не подвергалось лечению.

Я многое узнала из этого опыта. Что диагноз — это мнение: мнение, которое может варьироваться на основе компетенции вашего врача, видов вопросов, которые он задаёт, что вы решите ему рассказать и, да, предубеждения каждого пройденного врача.

Диагностирована я была с чем-то, из чего состоит половина списка DSM (список ментальных расстройств) за все эти семь лет, большинство из которых мне не подходили. Только сейчас я чувствую, что мы на самом деле добираемся до сути того, с чем я имею дело, и я сожалею, что этот путь занял столь долгое время.

Никто не сказал мне, что я имею право не согласиться с диагнозом.
Никто не сказал мне, какие вопросы нужно задавать, когда мне ставят диагноз. По факту, я просто верила на слово каждому психиатру и, вместо того, чтобы активно участвовать в лечении, я была просто “пассажиром”.
Я поняла, что диагностика ментального расстройства подавляет. Кроме того, многие из нас вообще не представляют, что это, чёрт подери, такое — хороший психиатр.

Многие из нас попадают в такие ситуации в случае полного кризиса, но от нас всё равно ждут активной позиции — роль, которую очень тяжело принять, когда тебе просто нужна помощь.

Поэтому я бы хотела поделиться тем, что я поняла, узнав свой текущий диагноз. Потому что хоть диагноз это всего лишь мнение, но это мнение, на котором будет базироваться весь курс лечения и терапии.

Поверьте. Меня семь лет лечили от расстройства, которого у меня не было. Спустя две госпитализации, бессчетное множество потерянных возможностей и работ, дюжины неправильно подобранных медикаментов, только сейчас я начинаю получать лечение, которое необходимо мне столь давно.

Я верю, что знание — сила, как бы банально это ни звучало. И я надеюсь, что, используя это знание, вы будете лучше поддерживать себя, когда это случится с вами.

Далее — пять вещей, которые необходимо помнить после постановки диагноза.

1. Диагноз — это мнение врача с точки зрения медицины

Исключая самодиагностику, у которой есть своя роль, диагноз — это действительно только мнение одного из врачей.
Получение конкретного диагноза не значит, что он будет окончательным определением того, с чем вы боретесь.
Врачи могут ошибаться.

И, в зависимости от того, насколько вовлечены ваши врачи, они могут ошибиться несколько раз перед тем, как назначить верный диагноз.

Частично это происходит из-за совпадения критериев диагностики. Признаки пограничного расстройства личности во многом сходны с признаками биполярного расстройства; из-за этого, например, меня несколько раз неверно диагностировали.

Комплексное посттравматическое расстройство может быть принято как общий симптом тревожности или панического расстройства в том случае, если врач не расспрашивал вас о возможной травме или вы решили этого не рассказывать.
Некоторые различия между болезнями так тонки, что даже лучшие психиатры могут их не заметить!
Это не значит, что мы не должны доверять нашим врачам. Доверие важно!

Это значит, что здоровая доля скептицизма не повредит. Это значит, что мы должны чувствовать себя готовыми отвечать на вопросы, чтобы получить больше информации, и говорить, если что-то с нами не срезонировало.

2. Это инструмент — вам решать, как его использовать

У каждого из нас свои причины искать в себе какой-то диагноз.
Важно помнить, что диагноз в первую очередь должен функционировать как инструмент, который помогает вам, а не являть собой приговор, которого вы боитесь.

Некоторые люди используют диагноз, чтобы получить доступ к определённым методам лечения, например, некоторым таблеткам или специальной терапии. Некоторые используют его для получения доступа к определённым услугам, таким как государственная нетрудоспособность или услуги по инвалидности в своем университете.

Ещё кто-то использует его как отправную точку для дальнейшего “обучения” себя и других. Диагноз может помочь им понять их борьбу и направить именно в те сообщества — онлайн ли или оффлайн, — которые могут им помочь в восстановлении.

И другие видят в диагнозе подтверждение, присвоение имени проблеме, чтобы помочь себе убедиться в том, что то, через что они проходят, — не их вина. Это было моим основным мотиватором. Я хотела пролить свет на то, что находилось столь долго в тени моего сознания.

Любая из этих причин обоснована. Когда ты узнаешь диагноз, хорошо взглянуть на это под другим углом и спросить себя: “Как я буду использовать это в свою пользу?”.

Если вы не уверены, имеется прекрасная возможность поговорить с терапевтом и совместно обмозговать дальнейшие шаги для обработки новой информации.
Что бы вы ни делали, не рассматривайте диагноз как конечную точку. Диагноз должен быть вехой, а не точкой в вашем лечении.

3. Стигматизация может повлиять на диагностику

Это работает в обе стороны. Я с величайшей неохотой приняла диагноз ПРЛ, потому что он чересчур стигматизирован, и я очень хотела дистанцироваться от ярлыка, который я поставила наравне с “плохим человеком”.

Но, по аналогии, некоторые врачи были пойманы на списывании “трудных пациентов” — в частности женщин, — путём неверной диагностики в список больных БАР или истерией, т.е. что-то, что не выдержит проверки погружением в историю пациента.

Стигма реальна. И действует она довольно зловещим образом.
Вот почему чернокожие люди, к примеру, регулярно получают диагнозы психоза и почти не диагностируются с депрессией. Вот почему расстройства пищевого поведения часто упущены в сообществах людей с различными цветами кожи и особенно среди склонных к полноте.

И также это причина, почему маргинальные сообщества редко ищут помощи: они не подходят под “типичное настроение” или мнение о том, как “должен” выглядеть человек с ментальным расстройством.

То есть, превалирующее культурное отношение к ментальным расстройствам может повлиять на диагноз, который мы привыкли видеть у себя, и диагноз, который ставит нам врач.

Важно кое-что помнить в процессе диагностики, особенно если у нас есть маргинальные черты в том или ином виде. Является ли стигма корнем нашего сопротивления диагнозу? Или, может быть, сам диагноз был поставлен с некоторым предубеждением?

Это довольно существенные вопросы, которые стоит изучить, в частности, если нам повезло иметь компетентного в вопросах культуры врача в нашей команде.
У психиатра нет “защитного пузыря” от влияния культур.

На самом деле, как постоянно развивающаяся область исследования, наш диагноз может быть отражением целых времён. Что значит быть недо- или передиагностированным в текущий момент? Какая информация нам сейчас доступна? Как мы понимаем — или в чем сложности с пониманием — некоторые симптомы расстройств?

И абсолютно так же у нас есть собственные предубеждения. Та поспешность, с которой я изначально отклонила ПРЛ, хорошо об этом говорит. Я должна была проверить собственный дискомфорт, и в итоге я пришла к тому лечению, которое мне необходимо.

Важно рассматривать абсолютно всё, когда бы новые ярлыки ни подключились в игру. Любое лечение, которое не учитывает предубеждения, самоопределение и культурные различия, просто не является компетентным.

4. Твоё мнение тоже важно

Мне кажется, очень важно, чтобы пациенты понимали, что они могут и должны быть активным участниками в своём лечении.

Это то, что объяснил мне мой психиатр, за что я невероятно благодарна.
Это значит, что у вас есть право не соглашаться, задавать вопросы и просить больше информации — столько, сколько вам необходимо.

Когда мой психиатр поставил мне ПРЛ, я набралась смелости спросить “почему”.
Он разобрал некоторые из сделанных им наблюдений, признал, что ПРЛ у меня проявляется несколько атипично и далее объяснил некоторые критерии DSM, которые мне не были ясны.

Он также разобрал критерии биполярного расстройства, объясняя, где именно они не согласуются с тем, что я представляла.
Он уделил некоторое время тому, чтобы убедиться, правильно ли я поняла его его обоснование моего диагноза, и его наблюдения подтвердили мне, что он действительно обратил внимание на те вещи, которыми я делилась и тщательно рассмотрел, что они значат.

Мои беспокойства о том, что я “слишком сложная” или раздражающая быстро встретили его сочувствующую и терпеливую реацию. И я была потрясена, когда мой психиатр подтвердил, что моё мнение и ответная реакция имеют для него значение.
Мне было необходимо помнить: это мой жизненный опыт.

Вы вели ментальную борьбу дольше, чем любой ваш врач. И это значит, что ваш опыт и перспектива бесценны в процессе диагностики; любой врач, который обесценивает ваш вклад, не сможет вам действительно помочь.

Удивительно, что такое напоминание кажется необходимым, но в моей работе адвокатом я не сосчитаю то количество раз, сколько я встречала людей с ментальными расстройствами, которые рассказывали мне, что боятся рассказывать о себе врачам.

Мой психиатр часто говорит мне, что наши встречи — некая коллаборация. Когда я получила свой диагноз от него, было чувство, что мы вместе куда-то пришли. И если такого чувства нет у вас, возможно, это сигнал к тому, чтобы поискать другого врача.

5. То, как это определяет вас, только ваше дело

Люди давят мне на больную мозоль, когда говорят мне, что моя ментальная болезнь не определяет меня.
Ментальное расстройство пронизывает каждый аспект моей жизни, оно стало основой каждого препяствия, а также подсластило каждый триумф. Я не могу оторвать свою болезнь от себя, от моего сознания, моего путешествия.
Она всегда здесь.

Когда люди говорят, что это “одна маленькая часть меня”, я нахожу это довольно странным, потому что это совершенно не похоже на меня.

Я верю, что каждый человек с ментальным расстройством приходит к тому, чтобы решить, что его диагноз значит для него самого. Это может быть довольно фундаментальным, как у меня, в том плане, что оно влияет на каждый момент прожитого. Или может быть просто ярлыком, чем-то, что даёт им немного больше понимания самого себя.
Вы можете даже не называть это “ментальным расстройством”, если вам это не подходит. И это абсолютно нормально!
Что бы это ни значило, определять вам.

Будь то прозрение, которое изменит всё, или просто напоминание в трудные моменты, это диагноз, и вам решать, что он значит для вашей идентичности.
В конце концов, диагноз должен помогать вам, и как бы вы ни вписывали его в свою историю и самоощущение, в конечном счёте он будет давать вам возможности, чем бы они ни были для вас.

Я пережила весь спектр эмоций с моим ментальным расстройством.
Я злилась, что не знала этого раньше. Я была в восторге от того, что наконец-то могу объяснить то, что раньше объяснениям не поддавалось. Я боялась и беспокоилась, что не смогу с этим справиться.

И была огорчена — грустью, что долгое время была со мной, — потому что я не могла не задаться вопросом, почему это случилось со мной.

Получение диагноза может быть ошеломляющим и эмоциональным опытом. И в этот момент может быть трудно понимать, какими должны быть следующие шаги, не говоря о том, как это переживать.

Услышьте человека, который к текущему моменту получил с дюжину различных диагнозов за последние семь лет. Я всё ещё чувствую лёгкое головокружение, когда узнаю о каком-то новом ярлыке, который появляется в этой игре, беспокоясь, будет ли он ответом, который в итоге поможет мне стать лучше.

Я надеюсь, что эти напоминания могут кому-то определить важную перспективу того, что делать дальше после получения диагноза.

Что касается меня, я хочу сказать, что я на правильном пути. Несмотря на то, что это заняло какое-то время, я могу с уверенностью сказать, что оно того стоило. С каждым прожитым днём я чувствую себя немного сильнее. И это больше, чем я когда-то могла мысленно себе позволить.

Оригинал статьи: http://everydayfeminism.com/2017/03/diagnosed-with-mental-illness/
Сказать «спасибо» за статью и подписаться на канал о депрессии и ментальных заболеваниях с подобным контентом можно здесь https://telegram.me/thenoondaydemon