Сьюзи Фейвор Хэмилтон: жизнь в побеге от безумия

Сьюзи Фейвор Хэмилтон, трехкратная участница олимпийских соревнований по бегу в США и автор книги «Быстрая девочка: жизнь в побеге от безумия», на недавнем вебинаре рассказала, как она боролась с биполярным расстройством и как ей удалось наладить нормальную жизнь.

suzy-hamilton-1024

Первое, что я хочу, чтобы вы поняли – это прежде всего история о неправильном диагнозе. Люди обсуждают разные аспекты моей жизни. Я хочу, чтобы вы понимали: многое произошло из-за того, что мне не смогли сразу поставить диагноз «биполярное расстройство», и с этого начались многие мои проблемы.

Я с раннего возраста занималась бегом, в старших классах начала участвовать в соревнованиях. Благодаря этому я получала очень много внимания, мои победы очень радовали мою семью. Но я чувствовала и сильнейшее давление: я должна всегда побеждать.

Я росла вместе с братом, у которого было биполярное расстройство, и потому видела дома многое, чего не видят другие дети. И я думала, что мои успехи могут компенсировать всей семье эту боль, которую приносили трудности с братом.

Не забывайте, что это были 70-е годы, тогда понимание умственных расстройств было совсем на другом уровне. Я тогда не понимала своей болезни, в моем случае она показала свою темную сторону намного позже.

Моя юность, учеба, карьера были очень успешными, я продолжала побеждать. Но участие в олимпийских забегах стало суровым испытанием, оно больно ударило по моей самооценке. После олимпиады я решила, что настало время уйти из спорта. Я родила дочь Кайли, и была очень этому счастлива. Сейчас ей 10 лет. Но после родов со мной что-то случилось.

Врач сказал, что это послеродовый стресс, но я знала, что это что-то более серьезное, темное. Лекарства, выписанные мне тогда, помогли, скоро я почувствовала себя отлично и прекратила их принимать. Но потом мне стало еще хуже, и я вернулась к врачу. Посмотрев на меня всего 10 минут, он поставил диагноз «депрессия». Сейчас я понимаю, что мне нужно было идти к психиатру. Но тогда мне просто выписали новый антидепрессант. И он начал буквально менять меня.

Я чувствовала, что с каждым днем у меня больше энергии, что я лечу выше всех, переполненная жизненными силами. Меня захватывали новые эмоции, казалось, что я теперь живу в совершенно другом мире. Я совершала поступки, на которые никогда бы не решилась при других обстоятельствах.

Я тогда еще не знала, что у меня БАР. И врачи даже не спрашивали о моем прошлом.

На приеме у врача нужно проявлять инициативу, рассказывать все. К сожалению, у врачей часто нет времени, чтобы задать все нужные вопросы. Среднее время, которое врач общается с пациентом – это 7,5 минут. За это время они ставят диагноз. Но подобрать правильный препарат так быстро просто невозможно.

Мне тогда ошибочно назначили антидепрессант, и я просто сорвалось с катушек, вела себя крайне рискованно.
В какой-то момент мы с мужем решили составить список своих желаний. Мы всегда были очень открыты для экспериментов в сексе, и решили, почему бы не попробовать что-то безумное.
Для нашей семьи это было довольно напряженное время, я тогда работала вместе с мужем и была очень недовольна своей ролью.

Мне хотелось как-то развеяться. Мы тогда решились на секс втроем. И я открыла для себя новый источник драйва, это было потрясающе.
Сначала речь шла о единичном сексуальном эксперименте, но я была так им впечатлена, что решила продолжить.
Тогда я не знала, что именно тот антидепрессант, золофт, ни в коем случае нельзя назначать больным БАР.
Однажды мне в голову пришла дикая идея: а почему бы не поработать в секс-эскорте? Это трудно понять нормальным людям, как молодая мать вдруг решается на подобное.

Я уверена, антидепрессант сыграл в этом большую роль. Я никого не обвиняю и не снимаю с себя ответственности, но теперь я понимаю, что этого бы не случилось, если бы мне верно подобрали лечение.
Я вела себя все более безответственно. Я даже говорила каким-то клиентам, кто я на самом деле. Это было потрясающе глупо, но тогда, в разгар мании, я не воспринимала реальность адекватно, я чувствовала себя неуязвимой.

Муж отчаянно пытался вытащить меня из всего этого, но я сопротивлялась, я не хотела спускаться на землю. Я просто перестала его слушать, и он уже никак не мог на меня влиять.
В конце концов, меня разоблачил один из таблоидов, моя история стала достоянием публики. Мир начал рушиться. У меня тогда была попытка самоубийства, я снова отказалась у врача. Тогда мне и поставили диагноз «биполярное расстройство».

После этого мой муж решил, что должен сконцентрироваться на моей болезни, и не думать о моем поведении. Он тогда только что прочитал книгу «Беспокойный ум», которая действительно проливает свет на эту проблему. Он понял, что, если хочет, чтобы я выжила, то должен относиться ко мне, как к больной. Да, он мог тогда просто уйти, это был самый легкий выход. Развестись, попытаться забыть и жить дальше.

Но он понимал, что мне необходима поддержка, чтобы выжить, и у нас есть дочь, которой тогда было семь. Дочь понимала, что с ее матерью творится что-то не то. Мой муж начал рассказывать ей про мою болезнь. Удивительно, как много она смогла понять в 7 лет. Мы объяснили ей на доступном ребенку языке, что случилось. Она была очень понимающей.

Тот год, когда мне поставили диагноз, был самым трудным в моей жизни. Я пыталась разобраться во всем, почему это случилось. Тогда я и решила написать книгу о пережитом.

fast_girl

Потом мне писало много людей с похожими проблемами. Они не решались обратиться к врачу или рассказать близким, погружались в рискованное поведение — секс, наркотики, алкоголь. И я поняла, что моя книга может им помочь. Я тогда не знала, что вскоре эта книга станет для меня платформой, с которой я могу говорить о психических заболеваниях. Моей задачей было превратить весь этот хаос в моей жизни в нечто позитивное.

Были люди, которые хотели унизить меня, задеть, потому что они ничего не понимали о болезни.
Это мотивировало меня заниматься просвещением. Я учу людей, что не нужно бояться стигмы. Если вокруг есть люди, которые вас задевают, вы обязательно должны найти место, где вы будете в безопасности, где вас будут окружать понимающие люди.

БАР – это то, от чего нельзя избавиться насовсем, всегда будут трудные моменты.
Но можно понимать болезни и осознавать, что может спровоцировать ухудшение. Важно знать, что болезнь – это не повод испытывать стыд. Многие не способны преодолеть чувство стыда, они корят себя за некрасивые поступки всю жизнь. Очень важно научиться себя прощать. Важно объяснять близким людям, что с вами происходит, что у болезни бывают обострения, что у нее может быть довольно неприглядная сторона. Потому что тогда они будут понимать, как реагировать на ваше странное поведение, как вас поддерживать.

Мне очень повезло, что семья меня поддерживает, в том числе мои родители. Для всех них это непросто, нередко мои поступки их шокировали. Я очень сожалею, что принесла им столько боли, но я уже не чувствую стыда за свою болезнь и рада возможности говорить о ней открыто.

Это генетическая проблема, и люди должны иметь это в виду, если у них есть больные родственники.
Мне очень повезло, что я получила необходимую помощь. Я отказалась от излишнего стресса, создала себе спокойные условия, избегаю того, что может спровоцировать приступы.

Чтобы оставаться здоровым, нужно найти свой способ справляться с болезнью, для каждого он свой. Когда у меня тяжелые дни, я иду заниматься спортом, это очень помогает поднять настроение. Искусство, общение с семьей, путешествия, пешие прогулки – все это очень помогает.

У каждого есть возможность просто выйти на улицу, прогуляться по окрестностям. Это самая сложная вещь в депрессии – выйти из дома. И тогда необходима поддержка ваших близких.

Я знаю, что спасла как минимум две жизни – я получила письма от людей, которые писали, что уже решились на самоубийство, но, прочитав мою книгу, передумали. Теперь я уверена, что писала ее не зря.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *